Шахматисты люди творческие

Список разделов Комната для анализа

Описание: В этом форуме можно обсуждать самые различные интересующие вас темы, не только шахматы.
Модератор: shakh

#1 doktor zhivago » 18.02.2018, 01:06

Знаю, что шахматисты всегда творят, либо за шахматной доской, либо в беседе, либо сочиняют рассказы. Предлагаю завести литературную страничку на которой шахматисты будут выкладывать свое творчество. Стартую первой. Проблема всегда в понимании человека, это сложно понять другого. . Каждый из нас родом из детства. И наши помыслы и идеи тоже родом из детстсва. Мой рассказ для коренных псковичей, учеников и любителей шахмат, тех, с кем приходилось играть за одну команду. Все свое, ни единой строки плагиата.

Сказки города Н.
1978
Мне снился сон, давным давно, что я в реке купаюсь,
песок у крепостной стены и Кремль нависает,
чиста вода и видно дно, снует уклеек стая,
и хорошо, так хорошо, наверное в раю бывает.

Если какой – нибудь житель города Н скажет Вам, господа, какой чудесный у нас городок, полный русской старины, приезжайте, посмотрите, не пожалеете. Не верьте! Города Н давно нет, он остался в памяти коренных жителей и на довоенных открытках, бережно сохраненных коллекционером Натаном Левиным. Если бы не он, мы бы и не увидели, каким был этот город.
Город полный прелести старинных улиц, булыжных мостовых, деревянных домов и садов, кустов сирени и бузины, палисадников c благоухающими цветами, и проживавших в городе незамысловатых жителей с их простой философией « не уежно, так улежно», давно снесен разными разрушителями, и вряд ли возродится к прежней красоте.
А я расскажу то, что рассказали мне добрые люди, и что мне довелось увидеть.
Почему городок, спросите вы, да невелик он был в середине прошлого века, всего 40 000 жителей, и двадцать тысяч военных, закрытый городок, с пропусками для населения, « житель пограничного города».
Войну ждали, готовились к ней и она пришла, унеся целые семьи горожан, их дома, сады, аллеи, мосты и церкви. Город бомбили чужие самолеты, а потом бомбили свои самолеты. Дети удивлялись, « смотри, это не твой дом горит на той стороне реки?» Выбитые из города в сорок четвертом в отместку, уходя, уцелевшие дома поджигали. Факельщики. И осталось в городе 200 жителей, не успевших эвакуироваться, они попрятались по подвалам, многих увезли в Германию на работы, остальные разбежались по деревням. Город превратился в руины и от вокзала был виден базар.
Чудом уцелевшие после войны жители отстроили свои дома на пепелищах, « детям надо оставить надежное убежище», говорили они. И покалеченные войной дали детям крышу над головой: дома, колодца из бутовой плиты, сараи для живности, огороды, подвалы и чердаки для хранения продуктов, деревянные заборы и крепкие ворота.
Для стройки брали ссуду под двадцать процентов. Вождь имел силу заставить разрушителей платить за содеянное зло, но предпочел взять территории и отодвинуть границы подальше от тех, чей девиз всегда « идти на Восток».
Жители вновь посадили сады и деревья, вернулись к прежней жизни, «это была последняя война» утверждали победители, читали газету « Правда» и слушали по радио новости и классическую музыку. Жили скромно, лишней тряпочки не было, чисто, но счастливо, сокровищами детей были цветные камушки и красивые стеклянные флакончики из под духов, но зато в каждом доме были книги. И иконы, старики говорили « у каждого коммуниста под подушкой спрятана иконка».
Домохозяйки завели кур, гусей, коз, а некоторые даже корову держали.
Многие мужчины, прошедшие три войны, работали через силу и на заводах и на восстановлении своих домов, надорвались и умерли раньше времени.
Постепенно в город вернулась размеренная жизнь, и если какой-нибудь нерадивый житель не подметал улицу под своим окном или не убирал снег, его штрафовал блюститель порядка.
После смерти вождя пришла новая власть, и по плану с благородными целями, стала сносить старинные средневековые улицы, выгоняя жителей в маленькие « хрущевки», доходя в своем варварстве до спиливания 300 летних деревьев и уничтожения прудов с золотыми карасями и дворянских гнезд, готовя место под очередную бетонную коробку.
Красота города стала исчезать.
Бойтесь тех, кто знает, как надо делать!
Старинные улицы с двухэтажными домами, первый этаж из известняка, второй деревянный, следовала сохранить, а новый город построить на окраине.
Но если наша власть решила что–то сделать, она это сделает обязательно!
Двухэтажных домов, построенных при царе, в городе остались единицы.
Жители города Н, кто с радостью, кто с сожалением, покинули свою землю под нажимом власти и переехали в бетонные коробки, « тепло, светло и мухи не кусают» шутили они. Снова посадили под окнами новостроек деревья, огородили уже общий двор, и приятно просыпались под шум метлы дворника и дети во дворах на пасху катали крашеные яйца на горках и играли в ножички, в казаки – разбойники.
Скучая по своей земле и по привычному образу жизни, жители города завели дачки в пять соток в окрестностях города, часто в местах с необработанной и непригодной почвой. Пилили осины, корчевали пни, осушали болота, превращая заброшенные земли в цветущие сады.
Устои старинной жизни сохранялись, жители города работали на заводах и в садах, рыбачили, собирали грибы и ягоды, соседи отмечали вместе праздники под россыпь винегрета и дружно пели песни военных лет за праздничным столом. Это спокойное время быстро пролетело.
Третьей волной разрушителей русской старины оказались скоробогатчики последних лет, которые, как вороны добычу находили чудом уцелевший дом из прошлого и одним махом ставили на его месте доходный дом - бетонную коробку, красиво раскрашенную или особняк для себя. И городские власти не отстают, выпиливая последние деревья, освобождая места для автомобилей и помоек.
Что делать, комфорт заменил счастье, закон заменил правду.
Это уже не город Н, а типичное место проживания населения.
Коренных жителей в городе мастеров почти не осталась, они разбежались по миру в поисках красоты, в поисках лучшей жизни или по воле случая, а город Н. заселили приезжие, традиционная городская культура исчезла.
Уютные дворы, обнесенные заборами, заросшие шиповником и жасмином, в которых на лавочках сидели почтенные бабушки, заменили дворы, в которых автомобили смотрят на помойки, а на лавочках мужики выпивают по вечерам. Даже птицы в городских кварталах поселились другие, певчих птиц заменили вороны и чайки.
Удивительно, что каждая волна варварского уничтожения старинного города начиналась с выпиливания деревьев. Завоеватели боялись партизан и выпиливали деревья, идейные сгоняли людей с земли, человек, обеспечивающий себя питанием, не зависит от власти, вердикт - «спилить сад и снести дом. Предпринимателям выгодно строить в черте города, «купить землю, спилить деревья, снести дом».
Власти боятся, что деревья упадут на их автомобили и поэтому тоже следует « спилить деревья и снести дом», и построить очередной служебный замок.
Бедные деревья, несчастный город, замученные его обитатели, просыпающиеся под шум автомобилей и мусоровозок.

2004 год.
« Хорошо, когда выпадет снег и накроет помойки и мусор,
и по снегу пройдет человек светлый ликом и светлый духом.
Белый снег – это манна небес и спасение для природы,
управляет городом бес, при плохой и хорошей погоде.
Не боится морозов бес, он везде и в делах и в мыслях,
Все запутал, дремучий лес, как из города беса выслать».

Увидеть настоящий город Н теперь можно только во сне!
А обитателей бетонных коробок стоить искать на маленьких дачах вокруг города, это последний рубеж обороны старинных устоев русской жизни на своей земле!
Жители города Н. словно не помнят о разрушительных волнах, пронесшихся над их городами, цепляются за землю и вновь строят дома, сажают сады, разбивают огороды и цветники и надеются, что там их никто не тронет. Наивные.
Устоять в борьбе с разрушителями удалось церквям, монастырям, храмам, купеческим домам, торговым палатам, крепостным стенам, сторожевым башням и старинным погостам. Это дар предков потомкам. В средние века город был богат, так богат, что мастера одной гильдии, селившиеся рядом, строили для себя домовую церковь, зазорно было ходить в церковь мастеров другой гильдии, поэтому с каждого места в городе Н раньше можно было увидеть не меньше пяти церквей.
Испокон века в городе много церквей, много иноземцев, по этой причине жители города Н. отличались крайней набожностью и терпимостью к иноверцам. В городе никогда не случалось наводнений, землетрясений и погромов на национальной почве.
Город был вольным несколько столетий, управлялся народным вече, печатал свою деньгу, не подчинялся никому, пока его не завоевал московский царь Иван Грозный. Развитие города прекратилось с началом развития Петербурга.
Как видите, от Москвы и Петербурга Пскову одни неприятности.
Управлять этим городом сложно, каждый житель имеет свое мнение и желает, чтобы его услышали, прислушались к его мнению и учли бы его, пятьсот лет первой на Руси демократии стали чертой характера исконного жителя этого города.
Но не все так мрачно, и если на улицах города вы увидите людей; либо высоких, либо крепкого сложения, « ладно сложен, крепко сшит», с непокорными волосами, длинноруких и длинноногих, со светлыми глазами, русоволосых в большинстве своем, простоватых с виду, прямолинейных в речи, крайне независимых в поступках, поступающих по правилу « пусть мне будет хуже, но не из той лужи», вы сразу поймете, что это потомки древних жителей города.
Если ваши предки не псковичи, не расстраивайтесь, воздух в этом городе такой» ядовитый», а народ такой вредный, а дух города такой сильный, что поживя в нем несколько лет, вы обязательно оскобаритесь.
Если вы еще не догадались, что это за город, пора раскрыть тайну, городом Н этот город назвал автор «Двух капитанов».
Гений Тарковский советовал гению Феллини, « хотите увидеть настоящую Русь, приезжайте в Псков», приезжайте и вы, не пожалеете.

2010 год.
«Белые ночи летом, ночь залита теплым светом.
Белые ночи зимою, снег светится сам собою».

Январь 2018 года

Иллюстрацией с рассказу будут стихотворения, так как рисовать хорошо я не умею.

Добавлено спустя 2 минуты 34 секунды:
1983
Мой город красоты необычайной, такой вы не увидите нигде.
Чтоб в белых церквах пение звучало, и отражались купола в воде.
А небо синевы почт волшебной ласкало золоченые кресты
Тропинки древние усыпанные щебнем, играющих мальчишек у воды.
Старух идущих на свиданье с Богом, кормящих по дороге голубей,
Мой древний город, как же ты мне дорог,
затерянный средь низменных полей.
1985
Кто это смотрит на меня с портрета в золотистой раме.
В ком много грусти и огня, а радости веселья мало.
Кого коснулась всех беда, чей строг портрет в старинной ране,
послевоенные года, печать войны в глазах у мамы.
Который день бомбили Псков, отец ей выкопал землянку,
Не говоря прощальных слов, ушел под музыку «Славянки».
1989
Дом бревенчатый, тихая улица, липы старые под окном.
Кот на печке от радости жмурится в незатейливом доме том.
Затопи печь, пожалуйста, старая, и давай посидим у огня,
Ты простила грехи мои малые, ты простил, простила ль меня?
Как спокойно в твоем присутствии, ты как теплый и ласковый дождь,
как мне плохо в твое отсутствие, словно в сердце вколочен гвоздь.
Затопи печь, пожалуйста, старая, и давай посидим у огня,
Ты простила грехи мои малые, ты простил, простила ль меня?
1981
Я люблю грусть тоску и туман над рекою
и беседку, в которой тебя не ждала
И не скажет никто, отчего родилась я такою,
Непохожей на век, поневоле в котором жила.
Отчего так люблю предаваться мечтам и покою,
Отчего так люблю звон гитары в ночной тишине,
И цыганский романс, поцелуй его дорого стоит,
Чье- то сердце смеется и плачет в тиши обо мне.
И запущенный сад, звук падения яблок о землю,
Круг друзей за столом на веранде и с мятою чай.
И укрытая пледом усталая бабушка дремлет,
на столе догорает и тает большая свеча.
1987
На холме вековом древнем, синим снегом запорошен,
в наступающий час вечерний с колокольни протяжный звон,
величаво поплыл над Псковом, созывая людей в храм,
будь покорным общему зову и иди по истертым камням,
через арку над головою белой птицей взлетает собор,
окна теплятся, о покое напевает церковный хор.
Город крепость сокрытая сила, не сравняли с землей века.
Неприступные башни, стены охраняет стальная река.
1989
Тихо спит погост, пара мертвых роз.
Синеватый снег, плачет человек.
Догорит свеча, сердце источа,
Наклонился крест, лишь Христос воскрес.

И как в сериале, продолжение следует.
doktor zhivago
Автор темы, Адепт Каиссы
Адепт Каиссы
Репутация: 6
Сообщения: 2777
Темы: 70
С нами: 8 лет 10 месяцев

#2 doktor zhivago » 23.06.2018, 00:07

22 июня памятный день для псковичей. День памяти и скорби. https://www.youtube.com/watch?v=20qOdk4H74w
Официальная хроника. Псков взяли быстро. Шли с двух сторон, по Рижской дороге и со стороны Острова.

Добавлено спустя 8 минут 29 секунд:
Начало оккупации, снято любителем. https://www.youtube.com/watch?v=cJ2Oz0ebRvQ
Можно узнать рынок , некоторые улицы, найти знакомых на кадрах пленки, и биржа труда.
doktor zhivago
Автор темы, Адепт Каиссы
Адепт Каиссы
Репутация: 6
Сообщения: 2777
Темы: 70
С нами: 8 лет 10 месяцев

#3 doktor zhivago » 13.01.2019, 14:05

О псковичах в частушке, советую послушать, смешно. Гусли. И умелец по виду новгородец или пскович, типичное лицо. Слова песни и мелодия вызывают странные ассоциации с настоящим временем. https://ari.ru/ari/2019/01/14599/evropa-rossiya-prodovolstvennyy-vopros

Добавлено спустя 11 минут 26 секунд:
Песенка " Скобарь" с первой минуты начинается на клиновидных гуслях.

Добавлено спустя 6 часов 42 минуты:
Простите, не та ссылка копировалась, эта о старинных инструментах Пскова и Новгорода и песенка " Скобарь".
https://www.youtube.com/watch?v=krYO1FxfvuQ&t=328s

Добавлено спустя 1 минуту 27 секунд:
на 1 минуте 49 секундах начало " Скобаря".
doktor zhivago
Автор темы, Адепт Каиссы
Адепт Каиссы
Репутация: 6
Сообщения: 2777
Темы: 70
С нами: 8 лет 10 месяцев

#4 doktor zhivago » 29.01.2019, 02:07

Сказки города Н. Продолжение.
Николаевская бабка
Нашу бабушку соседи во дворе называли николаевской. Мы, внуки не понимали, почему наша бабушка Зина - николаевская? Бабушка отличалась повадками от бабушек, с которыми сидела во дворе на лавочке. Все разговаривали, обсуждая жильцов дома, свои семейные дела, а она молчала, опершись двумя руками на сучковатую палку, заменявшую трость. Высокая, с римским носом, гордым характером, не умеющая читать, только название газеты « Правда» с большими буквами и с запинкой. Всегда здоровалась с полупоклоном « Здравствуйте». Впоследствии оказалось, николаевская бабка, потому что родилась в 1902 году при правлении царя Николая II. Да еще и в императорском воспитательном доме в Санкт–Петербурге.
Мы вычитали об этом доме в романе Льва Толстого « Воскресение», Катюша Маслова везла младенца, свою незаконнорожденную дочь в этот приют, но ребенок умер в пути. Императорскому воспитательному дому покровительствовала императрица Мария Федоровна, находился приют в Дворце графа Разумовского.
Женщины могли родить в этом приюте и оставить там младенца. Если не имели возможности оставить ребенка себе по каким – либо обстоятельствам. Нашу бабушку, в то время грудного ребенка, принесла в приют в корзинке в красивых пеленках женщина по виду и не крестьянка и не дворянка, а скорее всего прислуга, об этом рассказала нам много лет спустя старушка, бывшая работница этого воспитательного дома. Ребенку дали фамилию, имя, о родителях ничего неизвестно, сохранилась « косточка» - кружочек с номером, и была она неизвестного « роду – племени».
Таких младенцев приют отдавал на воспитание в семьи, когда в приютах из–за скученности вспыхивали инфекционные заболевания, царь платил достаточно денег приемным родителям. Бабушка утверждала, что можно было купить корову на годовую плату. Брали детей бедные семьи, для поправки своего финансового положения. Или для работы в будущем, как Золушек.
В Псковской губернии детей в семьи брали много и часто, от большой бедности и от близости к Санкт - Петербургу. Псковские архивные хроники утверждают, что были уникальные случаи, когда помещики брали до 40 детей себе на воспитание. А потом рассовывали детей по крестьянским семьям, а сами жили на деньги, полученные за « воспитонцев», и кутили, отдыхали, играли в карты на курортах или в столицах.
В больших деревнях центральной России вопрос с такими детьми решался проще. Сироту брали в общину и растили всей деревней, скидывались чуть – чуть на пропитание. И когда ребенок подрастал, а деревне приходило время отправить в армию на 25 лет юношу, то кровного не отдашь, жаль, а сирота – « пожалуйста». Кому любопытно, могут почитать повесть великого русского писателя Лескова « Однодум» об этих историях.
Наша бабушка попала на воспитание в деревню Кусва, недалеко от Пскова на левом берегу реки Великой в «получухонскую» многодетную семью ребенком. Ее « молочной» сестре» Анне исполнилось два года и какое могло быть молоко у приемной матери? Бабушке давали соску из хлеба, замоченного в воде, и завернутого в тряпку и бабушка выжила.
Приемная мать была «чухонка», так называли в псковских деревнях эстонцев, а отец - русский, любил выпить. Семья была бедной. Ни коровы, ни лошади, ни птицы. Отец Алексей мог прыгнуть с крыши дома за «шкалик», маленькая бутылка 100 граммов водки, работал трудником в Снетогорском монастыре. Земли и леса в окрестностях принадлежали помещикам, своей земли было мало, поэтому кроме домашнего хозяйства мужчины деревни занимались рыбной ловлей. Своего выращенного зерна не хватало на хлеб до нового урожая и брали в долг у эстонского фермера, отдавали больше , фермеров эстонцев в тех краях было много.
Нравы в деревне были строгие. Двери в домах не закрывались, если хозяев нет дома, снаружи двери стоит палка, подпирает дверь от ветра. Не воровали, а если кто воровал и был пойман, то был бит для начала, потом его раздевали догола, вымазывали в дегте, и валяли в перьях и в таком виде носили по деревне для всеобщего обозрения, стуча в сковородку, созывая зевак. Большой позор для семьи и для вора. Жениться в этой деревне или в округе он уже не мог, плохая репутация. Приходилась уезжать подальше. И семье вора много лет напоминали о стыдном событии и не доверяли этой семье.
Сирот тоже не любили, называли « выб….ками» или « приютская вошь, куда ползешь». Бабушку обижали, и она уходила плакать на край деревни и смотрела вдаль на дорогу, ждала, когда за ней придет ее мать. Так поддерживалась нравственность, не загуляешь, зная, что потом твоего ребенка ждет суровая судьба.
Царь не забывал о сиротах, раз в год инспектор из Пскова объезжал семьи и проверял, как живет ребенок. О визите знали заранее, бабушку начисто отмывали, досыта кормили, одевали в чистое и сажали под икону на лавку. Иногда детей забирали в Псков для лечения, в псковский приют, он располагался в двухэтажном красном кирпичном доме, что стоит на углу Леона Поземского и Герцена. Этот дом уцелел во время войны. Бабушке там нравилось, своя кровать, пища, одежда с белым фартуком, обучение шитью или вязанью.
В деревне жили впроголодь, если дома был хлеб, то дети выедали внутреннюю часть буханки, оставляя корку нетронутой. За что были пороты. Питались скудно, похлебка на самодельном квасе, в которую натерты разные овощи и редька и репка и лук, другие овощи – что найдется, капля льняного масла. Все столом в круг и по старшинству по очереди хлебали ложкой похлебку и заедали картошкой. Иногда крупы и жир лесных зверей. Основой еды была рыба. Ее солили, сушили, а зимой ставили в печь в судке с водой, и томили, заправляли мукой.
Воздух с озера, физический труд, рыба, овощи, грибы, лесные ягоды позволяли местным жителям доживать до преклонных лет. Приемная мать нашей бабушки Татьяна прожила больше ста лет. Мы ездили навещать ее, она лежала на печи, ела только простоквашу и разговаривала еле слышно.
Дом был небольшой, но уютный. С крутым крыльцом, первый низкий этаж для скотины с земляным полом и погреб, а второй для людей, большая комната. Часть комнаты для приготовления пищи и спуском в подвал, вторая часть - покои для сна с иконой в красном углу и печь, которая глядела на обе комнаты. Дети спали на полу, как говорила бабушка, ложишься у печи, а просыпаешься у порога. Спали на матрасах, набитых соломой. А родители на печи за занавеской.
Бабушка внуков возила в этот дом в советское время, ей хотелось навестить родные места, добирались автобусом до совхоза « Родина», а дальше полем с цветущими васильками три километра до Кусвы. А во время оккупации бабушка с детьми пешком ходили за едой в Кусву. В деревне было не так голодно, как в городе.
Хозяйка дома выдавала детям уключины и по крутому берегу, заросшему лесной малиной и ежевикой, мы сбегали к реке, а там лодки и весла, и скорей грести и смотреть на рыб, камыши, лилии и на коров, которые чудным образом переплывали протоки реки или переходили вброд и паслись на островах.
Бабушка ребенком много работала, ее сдавали за деньги в няньки, помещику на полевые работы, пасти скотину, один раз она уснула и стадо потоптало поле, так ее приказчик отстегал кнутом и следы от кнута остались на бедре на всю жизнь. И отправляли с рыбаками на острова кухаркой, на плоских лодках с парусом, рыбаки боялись « вихора» -сильных ветров, « падера падет и утопнем». Бабушка была очень сильной и ловкой, умела жать двумя серпами, умела плести сети и вязать.
Были у деревни и свои радости, ярмарки, женщины надевали праздничную « одежу», навешивали бусы из монет и пели горловым пением, очень низкими голосами. Дети ходили в церковно- приходскую воскресную школу. Любили православные праздники. Любили сочинять и пересказывать сказки зимними вечерами, вся суть сказок сводилась к тому, как умный мужик Егорка обманул жадного барина.
Замуж бабушку никто не брал долго, потому что у нее не было приданного, приемному ребенку не полагалось. К приданому в то время относились очень серьезно. Но потом в ее жизнь вмешался случай и добрый совет, но это совсем другая история. Человек должен жить, и должен есть, что бы жить. Что бы есть, должен работать. Дом, земля – основа жизни крестьянина и христианина. И у бабушки появился свой дом и своя земля.
Будет нечестно не рассказать о судьбе ее близких. Молочная сестра Анна вышла замуж в деревню Струково ( на другой стороне Великой) за лучшего парня на деревне -гармониста, пережила войну, родила много детей, очень жизнерадостная женщина, могла петь частушки и плясать до конца жизни, прожила сто лет и умерла в Пасху, похоронена на кладбище в Писковичах. Ее брат Михаил попал в плен при взятии Пскова, замерзал в концлагере в Пскове на территории 7 школы, бежал, прятался до освобождения Пскова в 1944, затем продолжил воевать, вернулся в 1945 Кусву и увидел, что его жена тянет плуг вместо лошади, « на моей жене пашут?», что он сказал в этот момент, пересказать нельзя. Сестра Мария вышла замуж до войны и уехала в Санкт – Петербург на заработки и умерла от голода в блокадном Ленинграде вместе с мужем и четырьмя детьми. Не успела в июне 1941 приехать в Псков к сестрам. В Пскове был шанс выжить.
Надеюсь, что все братья и сестры; Михаил, Анна, Мария, Зинаида сейчас в раю. Они заслужили рай.
Правду сказал один великий писатель, сначала человек пишет рассказ, а потом рассказ живет своей жизнью и сам себя сочиняет дальше.
Братья и сестры не убили, не украли, голодали, пережили первую мировую войну и оккупацию немцами Пскова. Потом пережили революцию и гражданскую войну, колхозы и коллективизацию, сталинские времена, вторую мировую войну и оккупацию Пскова, отстраивали сгоревшее жилье, оплакивали погибших близких и снова работали, работали на восстановлении городов, деревень, построения социализма в своей стране, построение коммунизма во всем мире. И сейчас с небес видят, что их деревни исчезли и превратились в дачные поселки или в коттеджи и базы отдыха. Что построенные ими заводы и фабрики стали частной собственностью чужих людей, что исчезли деревни, исчезли крестьяне, заросли поля, никто не поет их песни, и никто рассказывает их сказки. Что не сохранились их родовые гнезда и их потомки разбежались по всему миру. Неизвестно откуда появились ловкие люди и все прибрали к рукам; и земли, и недра и леса и берега озер и строительные комбинаты и лагеря отдыха и санатории и даже власть приватизировали. И что страна крестьян и рабочих не сохранилась, наши предки спрашивают себя « А за что мы надрывались на работе, все создавали и строили, за что мы воевали и гибли, если нашим детям и внукам не досталось ничего из того, что мы сделали»? Кто даст им ответ на этот вопрос? Хочется верить, что придет время и состоится трибунал, подобный Нюрнбергскому, который назовет виновных поименно в разрушении жизни многих поколений советских граждан и осудит виновных в геноциде советских крестьян, рабочих, интеллигенции, в оккупации страны и воровстве ее недр.
И иллюстрация к той далекой и почти забытой жизни.
Баллада о Чудском море
Поспешим скорей домой,
ждет тепло печи, покой.
Где то далеко тот дом,
Что случилось в доме том?
Дом угрюмый на горе,
на горе, как на скале,
прямо к дому правь рыбак,
дом чухонский, как маяк.
Берег, как скала высок,
чистый, как хрусталь песок,
бьют ключи прозрачных вод,
ярко синь небесный свод.
Песни рыбаки поют,
а рыбачки сети вьют,
неоглядна моря гладь,
тишь да божья благодать.
Вижу бабушку мою,
песенку любви пою,
у иконы крестится,
за себя – невестицу.
Завтра рано в море плыть,
рыбаков велят кормить,
сирота утонет – пусть,
никого не тронет грусть.
Только любит Бог сирот,
И в обиду не дает,
Он пошлет ей жениха,
С хутора издалека.
Жизнь сиротскую забыть,
И хозяйкой в доме быть.
Поспешим скорей домой,
Ждет тепло печи, покой.
Где то далеко тот дом,
что случилось в доме том?
Дом угрюмый на горе,
На горе, как на скале,
Прямо к дому правь рыбак,
Дом чухонский, как маяк.
19 января 2019 года.
Псков.
Люди добрые, напомните, кто это сказал? Сначала приходят создатели, они все создают. Потом приходят завоеватели, они все себе забирают. Потом приходят разрушители, они все разрушают. Это не автор " Маленького принца" сказал ? Когда смотришь на жизнь предков и на историю России, приходят мысли о создателях, завоевателях и разрушителях. Сейчас эпоха завоевателей, а следом придут разрушители. История мира развивается по спирали, а история России ходит по кругу, утверждал историк Соловьев. Может он был прав?
doktor zhivago
Автор темы, Адепт Каиссы
Адепт Каиссы
Репутация: 6
Сообщения: 2777
Темы: 70
С нами: 8 лет 10 месяцев

#5 doktor zhivago » 09.02.2019, 21:07

Рассказ перекликается с гуслями https://www.youtube.com/watch?v=hYPzqI1fe-8 Забавная песня о крестьянах - христианах Иване и Михае.
doktor zhivago
Автор темы, Адепт Каиссы
Адепт Каиссы
Репутация: 6
Сообщения: 2777
Темы: 70
С нами: 8 лет 10 месяцев

#6 doktor zhivago » 21.02.2019, 15:36

Окончание рассказа о крестьянах.
Случившееся с крестьянами в страшный двадцатый век можно смело назвать геноцидом русского народа. И царское самодержавие и военный коммунизм и перестройка уничтожали русскую деревню. До второй мировой войны в Псковской области проживало полтора миллиона жителей, а в Пскове сорок тысяч жителей, остальные жители деревень и малых городков, у девяноста процентов советских людей бабушки и дедушки были из крестьян, Россия была аграрной страной, большинство население было крестьянским. А русская деревня и крестьяне это фундамент жизни государства. Крестьяне выращивали пищу для себя и для городов. Крестьянские дети становились воинами, рабочими, строителями, советской интеллигенцией. Вырастали до уровня Михаила Ломоносова. Достаточно почитать Салтыкова Щедрина « Как один мужик двух генералов кормил» или « Дикий помещик» и становится ясно, что без крестьян государство обречено. Крестьянские дети были здоровы и физически и нравственно, приучены к труду, к уважению к старшим. Крестьяне любознательны, наблюдательны, потому что жили в постоянном общении с природой, берегли природу, наблюдали за погодой, поведением животных и птиц и рыб, насекомых и гадов земных, им приходилось постоянно думать. Когда придет время посадить хлеб, чтоб не попасть под заморозки? Как вырастить урожай на северной территории, как сохранить его, как продать? Крестьянин мог построить дом, крестьянин мог все! И когда советская власть провела лампочку Ильича в каждую избу и дала образование каждому крестьянскому сыну, из крестьянских Иванов в стране появилась россыпь русских талантов во всех сферах жизни. Кто уничтожил крестьянство?
Россия возродится населением, если люди вернутся к жизни на своей земле, к своим рекам и озерам и лесам или русские исчезнут, как индейцы в Латинской Америке под напором эмигрантов. Процесс уничтожения коренного населения Америки занял примерно 400 лет, индейцам остались резервации. Вряд ли русские хотят такую участь. Но им следует проснуться, как Илье Муромцу, встать с печи, понять, что с ними происходит, и отрубить голову треглавому змею.
doktor zhivago
Автор темы, Адепт Каиссы
Адепт Каиссы
Репутация: 6
Сообщения: 2777
Темы: 70
С нами: 8 лет 10 месяцев


Вернуться в Комната для анализа

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 3 гостя